«Уходящая раса, спасибо тебе!»
На 98 году ушла из жизни Вера Николаевна Голицына.

Скорбная весть о кончине Голицыной Веры Николаевны облетела филологов Пскова, Санкт-Петербурга, Тарту. Ушла из жизни последняя представительница того блистательного поколения ученых и преподавателей,кто в послевоенные годы создавал научные школы Псковского педагогического института им. С.М. Кирова, правопреемником которого является Псковский государственный университет. В.Н.Голицына была из плеяды Просветителей, кто обеспечивал высокий статус образования в Псковской области, оставаясь бессеребренником, «только душу и спасшим из фамильных богатств».

Вера Николаевна Голицына окончила филологический факультет Ленинградского государственного университета в 1947 году, с 1948 по 1951 год обучалась в аспирантуре Ленинградского Педагогического Института имени Покровского по специальности «советская литература». С ноября 1951 года по май 2000 года работала преподавателем кафедры литературы Псковского педагогического института. После защиты диссертации на тему «Исторический роман А.Н. Толстого «Петр I» в 1955 году ей была присуждена ученая степень кандидата филологических наук, а в 1963 году присвоено ученое звание доцента. Приехав в Псков из Ленинграда, В.Н. Голицына целиком посвятила свою жизнь  Псковскому институту.

Имея почти полувековой стаж научно-педагогической работы в Псковском педагогическом институте, Вера Николаевна Голицына зарекомендовала себя как высококвалифицированный специалист, один из самых образованных преподавателей, у которого коллеги всегда учились профессиональному мастерству и литературно-художественному вкусу. Ее лекции и практические занятия по русской литературе начала ХХ века и советского периода, спецкурсы и спецсеминары различной тематики («М.Булгаков и проза 1920-х годов», «Поэзия Серебряного века», «М.Горький и театр», «М.Цветаева и поэзия ее времени» и др.) оставили неизгладимое впечатление на слушателей – будущих работников  образования и культуры.

Вера Николаевна Голицына как достойная ученица замечательного филолога Д,Е. Максимова занималась изучением творчества А.Блока, М.Цветаевой, В.Маяковского, развитием пушкинских традиций в русской литературе ХХ века, а также – прозой М.Булгакова и В.Набокова, и ее работы до сих пор  высоко оцениваются в научном мире. Вера Николаевна была дружна с такими первоклассными специалистами, как З.Г. Минц и Ю.М. Лотман. Она часто выступала на научных конференциях в Тарту, Риге, Ленинграде и Пскове. Ее доклады всегда отличались глубиной научной эрудиции, знанием эпохи и своеобразия творческого пути исследуемого автора.

Свой научный потенциал В.Н. Голицына реализовала в работе со студентами, которыми она руководила в написании курсовых и дипломных работ. Под ее началом были написаны и защищены две кандидатские диссертации по творчеству В.В. Набокова, пишется работа по творчеству М.И. Цветаевой. В.Н. Голицына всегда щедро делилась  с учениками – аспирантами, молодыми коллегами, учителями школ - своими знаниями,наблюдениями, идеями, педагогическим опытом. До конца дней она оставалась глубоко мыслящим человеком. Оставаясь преданной университету, она была неравнодушна к его судьбе.

Спасибо, дорогая Вера Николаевна, что Вы были рядом, учили, дружили и любили нас!

Вам, в одном небывалом
Умудрившимся — быть,
Вам средь шумного бала
Так умевшим — любить!
До последнего часа
Обращенным к звезде —
Уходящая раса,
Спасибо тебе!

От имени коллег по филологическому факультету - А.Г.Разумовская

Вера Николаевна Голицына была человеком особой,  редкой  породы.  Именно породы! И хотя она уверяла, что к роду знаменитых  Голицыных  не имеет никакого отношения, но стоило посмотреть на нее, и сразу думалось – аристократка. Аристократка  не только по стати, манере держать себя, но и по духу, убеждениям, принципам.  Нечасто встречаемое в наших современниках сочетание чувства собственного достоинства и самоиронии,  серьезности и озорства (даже в 90 лет). Нутряное неприятие и  противостояние глупости во всех ее ипостасях – государственной, политической,  социальной, интеллектуальной. Потрясающая, редкая в наше время  эрудиция, всегда не банальные, всегда к месту литературные и культурологические ассоциации, примеры, факты, цитаты. Знание наизусть не только стихов, но и оперных арий, которые могут быть  и рассказаны, и пропеты.  Неиссякаемая жажда новых знаний, впечатлений.  При каждой встрече – первый вопрос: что интересненького? новенького? Равнодушие к бытовой роскоши, внешней стороне жизни  в сочетании с вкуснейшими пирогами, любовью к земле, грядкам, маленькому цветнику под окном.

Все это  была - Вера Николаевна Голицына. 

И как показали последние жизненные невзгоды  – человек удивительной силы духа и мужества, не позволяющий себе превратиться в лежачего больного, сосредоточенного только на своей боли, ноющего и жалующегося. (В.И. Охотникова)

Вера Николаевна Голицына всегда воспринималась  талантливейшим человеком глубочайшего филологического чутья и знания, верного своим увлечениям русской литературе Серебряного века, вдохновенным преподавателем для студентов разных и многих поколений. Она была верным рыцарем М. Цветаевой и А. Ахматовой, А. Блока и В. Маяковского…У нее никогда не было позы мэтра, напротив, о сложном в науке она говорила свободно и просто. Умела шутить во время своих занятий и чаще всего над собой. Даже в последние годы жизни привычка иронизировать над собой не покидала ее. С этой привычкой, несмотря на болезни,  она практически до конца дней своих продолжала самоотверженно заниматься важной научной темой, готовя к публикации  свою переписку с учеными мирового имени: З. Г. Минц и Ю. М. Лотманом. И в этом деле открывалось ее истинное  предназначение: без ложного пафоса, с полной отдачей сил и знаний Вера Николаевна, посвятив  себя служению науке, творческому преподаванию, прожила  жизнь удивительно наполненную любовью к музыке и литературе, встречами с интересными людьми, согревая  своим оптимизмом близких и друзей.(Н.В. Цветкова)

Она была блистательной: остроумной, ироничной, точной в словах; быстрота ее реакций и изящность формулировок восхищали. Никакого снисхождения к возрасту не требовалось, даже когда он был уже очень значительный. Разговоры всегда о действительно важном: о новых книгах и старых стихах, о спектаклях, о прелести других стран, о связи между темпераментом и поэтикой, о музыке, о привычках людей, собак и котов. О том, что мы вспоминаем «человек – это звучит гордо» только на отдыхе, когда свободны, и об удивительной благодарности растений за заботу. Обо всем органичном и живом.

То, что она пережила в прошлом, – невероятная для меня история, но сейчас видится более невероятным то, что она в свои за 70 и в 90 всегда жила и в настоящем, вместе с нами, сегодня. Способность быть всегда собой и всегда синхронной с реальностью – редчайшее качество, мне кажется, оно дается высокой культурой. Мне повезло это увидеть.

В ней восхитительно проявлялось глубокое чувство собственного достоинства, и этим она казалась «вся – не отсюда». Умна, пряма, порядочна, бескомпромиссна, бессребреница, всегда снижающая пафос ироничным замечанием; за каждым поступком, словом, реакцией – четкая этическая позиция, никакого сомнения в различении добра и зла. Все в ней было очень просто и естественно. Я не училась у нее, мы общались несколько лет лишь как коллеги по кафедре. Я чувствую не скорбь, а благодарность. Спасибо, что она была, у нас есть пример.  (И.В. Мотеюнайте)

 


комментарии (0)